?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Jan. 20th, 2013

Jinnah

Культура как товар (Мигель Аморос)

Оригинал взят у heljanwe в Культура как товар (Мигель Аморос)

Краткий очерк в ситуационистском духе об истории и значении культуры от ее зарождения как привилегии неработающих классов в древних обществах до захвата буржуазией в 19 веке и последующей деградации до сегодняшней массовой культуры «развлечений», которая подчинена, как утверждает автор, логике товарной экономики и, таким образом, является «бюрократическим и промышленным суррогатом», «деконтекстуализованной и лишенной исторической перспективы» и объектом потребления «пассивной» и «незрелой» «зрительской публики».

paintings-by-pierre-auguste-renoir-1



Слово «культура» происходит от латинского colere, что означает «пахать, возделывать землю, обрабатывать». Первым человеком, употребившим это слово в значении духовного «возделывания», т.е. улучшения интеллектуальных и моральных качеств человека, был Цицерон. Высказывалось предположение, что римляне ввели это понятие как перевод греческого слова padeia. Согласно Ханне Арендт, римляне воспринимали культуру в связи с природой и ассоциировали ее с почитанием и уважением творений прошлого. «Почитание» (culto в испанском – прим. пер. с исп.) восходит к тому же корню, что и «культура». Даже сегодня, говоря о культуре, мы обычно ассоциируем ее с природой, преобразованной трудом, и с памятниками прошлого, хотя на протяжении долгого времени это слово означало совсем другое.

Представление о культуре как об отдельной сфере общества, где можно свободно творить, как о деятельности, оправдывающей саму себя, является идеализированным. У этой автономности есть одно слабое место. Культура проходила по королевским дворам, находила приют в монастырях и церквях, поддерживалась меценатами дворцов и салонов. Когда эти последние оставили ее, она была куплена буржуазией. Наслаждение культурой – привилегия праздного класса, тех, кто свободен от необходимости трудиться. До 18 века культура была наследием аристократии; позже она стала частью наследства буржуазии. Писатели и художники делают попытки сохранить свою свободу, охраняя независимость процесса творения и живя на грани социальных условностей, но, в конечном счете, именно буржуазия платит за конечный результат, т.е. за работу.

Цену устанавливает буржуазия, доставляет ли произведение искусства ей наслаждение, раздражает или шокирует, полезное оно или совершенно бесполезное. Для буржуазии культура является предметом престижа; кто им обладает, поднимается по социальной лестнице. Таким образом, спрос правящего класса определяет формирование рынка культуры. Для буржуазии культура – это такая же стоимость, как и все остальное, меновая стоимость, товар. Даже произведения, которые отрицают свой товарный статус, подвергают сомнению товаризованную культуру и вводят собственные правила, тоже являются товаром. Их стоимость состоит именно в их возможности порвать со старым, поскольку они поощряют нововведения, что является неотъемлемой частью рынка. Культура, конфликтующая с буржуазией, – это буржуазная культура будущего.

Культура под буржуазным правлением потерпела поражение потому, что она отгородилась как особая сфера творения человеческого духа и осталась в стороне от общественных преобразований. Авангардисты начала 20 века – футуристы, дадаисты, конструктивисты, экспрессионисты, сюрреалисты – пытались исправить эту ошибку, изобретая и распространяя новые подрывные ценности, новые разъедающие способы существования, однако буржуазия знала, как их опошлить и экспроприировать. Ее секрет состоял в том, чтобы предотвратить формирование общей точки зрения. Лучшие открытия были стерилизованы, не имея возможности осуществиться на практике и подвергнуться критической оценке. Рыночные механизмы и специализация воздвигли стену между творцами и революционным рабочим движением, что могло усилить подрывной характер их деятельности. Люди искусства тогда отвергли любые попытки изменить мир и смирились с тем, что их работа – отделенная от других сфер область, которая может порождать только деградировавшие безобидные произведения.

Read more...Collapse )

Oct. 28th, 2012

Das bin ich

Фраза

... которую нужно высечь золотыми буквами на вратах Института востоковедения Российской Академии наук, да и вообще всех на свете академических учреждений:
“But then it is only the philistine who seeks to estimate a personality by the vulgar test of production.”
Oscar WIlde, Pen, Pencil and Poison; A Study in Green

Oct. 18th, 2012

Das bin ich

Сансара, едрёнть! (с) Б. Д. Дандарон

Только что в очередной раз убедился, что
imasmiṃ sati idaṃ hoti imass‘ uppādā idaṁ uppajjati
«При наличии того появляется это. От возникновения этого возникает то»,
и что
aniccā vata saṅkhārā uppādavayadhammino
«Невечны, о увы! составленные из частей феномены, подвержены возникновению и исчезновению».
© С. Г. Шакьямуни, татхагата, архат, самьяксамбудда.

А также что:
— Видите ли, Иосиф Виссарионыч, если принять в качестве константы тот факт, что никакая субстанциональная единичность не является самосущей, ибо…
© А. Б. О'Шеннон, бард, поэт, прозаик.

И, наконец, что все 24 каузальных фактора, от hetupaccaya (детерминирующей, что ли, причины) до avigatapaccaya (ваще не знаю, с чем этот вид причинности курят), действуют — и ни в зуб ногой.

И хотя на Онтологические Законы не жалуются, мне всё-таки чуть-чуть грустновато.
Das bin ich

Секс по "Камасутре"

Вчера на заседании отдела выступаю с пламенной телегой:

— Индийский источник всегда сакрально-нормативен, всегда прескриптивен и никогда не дескриптивен! Невозможно заниматься сексом по «Камасутре», управлять государством по «Артхашастре», рисовать по «Читрасутре», воровать по «Дхарма-чаурья-расаяне»...

Только упомянул «Камасутру» — мой босс В. П. Андросов с жаром меня перебивает:

— Можно!!! Ещё как можно!!!

Oct. 15th, 2012

Das bin ich

Гомосексуализм и эстетство

Гомосексуальной литературы я не читатель. Не приходилось как-то. Не для меня Жене, не для меня Харитонов. «Эдичка» — это роман о любви к женщине, Бэрроуз — это апокалиптика, критика человека и прочее всякое-разное, а в моём любимом Б-жественном Оскáре я, «неисправимый натурал» (© piotr_sakharov), не нахожу ничего гомосексуального. Любование красотой и грацией человеческого тела, изысканный рисунок мужских интеллектуальных отношений, мужской дружбы — я (может быть, наивно) ничего собственно сексуального в этом не вижу.

Тем забавнее те редкие случаи, когда меня всё-таки торкает в искусстве что-то гомоэротическое, когда я-таки переживаю такие вещи эстетически. Даже если на поверку оказывается, что никакой гомосятины там и в помине не было :)

У Майлса есть грустная, смурная, преисполненная тихой безнадёги композиция He Loved Him Madly (1975). 32 минуты инструменты тихо плачут — без ярко выраженной мелодии, квадратов, даже гармонии. Нерасчленённый авангардно-джазовый плач или, вернее, всхлипывание.

С таким названием вещи, и зная ярко выраженную майлсову бисексуальность — что я мог подумать?! И я сопереживал несчастному герою вещи, потерявшему, как я думал, какого-то своего возлюбленного парня, его безнадёжной, трагической страсти, и душа моя преисполнялась нежной грусти.

Так было до сегодняшнего вечера, когда я узнал, что композиция написана на... смерть Дюка Эллингтона!

Jul. 31st, 2012

Das bin ich

Купаюсь в невообразимой культурной роскоши

Завёл тут себе привычку: каждый день на завтрак, вместе с утренним кофе — несколько страничек наших двадцатых. Сегодня Эйхенбаум. Вчера акад. кн. Щербатской (сколь восхитительно было царственное пренебрежение континентальных князьёв, графьёв и прочих недобитых виконтов к такой глупости, как английская грамматика, ах!... :)) Позавчера статья Тынянова. Поза-поза- — проза Мандельштама. И так далее. Каверин, Шкловский, Ося Брик.

Отдаюсь в полный рост культурному сибаритству и консьюмеризму.

И до чего же это всё хорошо, интересно и цветуще-сложно!

Конечно, все вышеизложенные текстопородители имеют между собой мало общего, и качество и значение их наследия — разное.

Так, помимо истинно аристократической небрежности по отношению к английской грамматике или, например, к такому филистерскому пустяку, как точность в воспроизведении терминологии сутр, классическая питерская школа буддологии ничего ценного для сегодняшнего дня в себе уже не несёт. Лет пять назад я ещё рекомендовал алчущим Знания «Дхарму» акад. кн. Щербатского или его же лекции по буддизму перед революционной матроснёй. Теперь я на себя такой ответственности не беру. Если кому и рекомендую читать труды акад. кн. Щ., Розенберга, Обермиллера, то только тем, кто совсем уж не в теме, ибо это всё-таки качественней общераспространённого сейчас дзогчена и разных прочих ченов.

Формальная же школа как была недооценена тогда, так и остаётся недооценённой, непрочтённой, не получившей должного продолжения сейчас. Люди, на минуточку, замахнулись на создание научной теории текста, наметили к ней целый ряд валидных методологических подходов, получили первые результаты, во как! С тех пор подобного проекта не было. Послевоенный структурализм — не про то. Постструктурализм — не про то, и в большом долгу перед всей Западной Цивилизацией притом 8=\\\ Нынешние, прости Г-споди, «кааагнитивные» и синергетистические глупости — way, way, way не про то, и притом должны БРУТАЛЬНО сжигаться в рукописи ДО ПРОЧТЕНИЯ.

Конечно, «Шинель» Гоголя вряд ли сделана именно и точно так, как виделось Эйхенбауму в голодном 1919 г., но в целом наследие наших формалистов — для будущего.

А Каверин — остёр. А Шкловский — по-моему, был гениален во всём, за что брался, да и был очень лиричным певцом моего Покровского-Стрешнева притом. А Мандельштам — ворованный воздух; тогда, теперь и присно.

Я, собственно, что хочу сказать. Про ту эпоху много пишет Дима Быков. И, конечно, фактологически знает её несравнимо лучше моего. Но в его криатиффчегах я не узнаю своих любимых двадцатых, не чувствую аромата эпохи, который ощущал двадцатилетним пацаном, читая в Историчке подшивки «ЛЕФа» (classic и «Нового»), который ощущаю сейчас, перелистывая одну из жемчужин моей библиотеки, тоненькую брошюрку, издание одного такого медитативного текста под названием «Кхасарпана-садхана», а на брошюрке той — штамп: «Академия Наук СССР. Институт Буддийской Культуры»...

В быковских текстах любое проявление живой культуры, живой жизни в двадцатые есть всегда и во всех случаях ворованный воздух, нечто, появившееся по недоразумению-недосмотру, тому времени несозвучное. Реальная атмосфера эпохи, её подлинное содержание — гниль, мразь и разложение, символизируемые у него фигурой поэта Тинякова-Одинокого (к слову, реальный Одинокий — интересный, очень ярко окрашенный говнопанк-бунтарь-нонконформист, целиком застрявший во временах и ценностях декаданса, человек, для двадцатых нисколько не характерный. Читайте хоть здесь). Воздух, пространство для настоящей жизни, культуры неумолимо исчезает. Димой Б. вводится такая дихотомия: «бывший человек» — good; человек, вписавшийся в структуры того времени, актуальный, что ли, — bad.

Мне этого не понять. Читая «ЛЕФ», я не могу вообразить его редколлегию сборищем чудаков-эскейпистов, чудом не попавших в поле зрения Всевидящего Ока ОГПУ. Не могу я вообразить таковым и научный коллектив Института буддийской культуры, при всём тамплиерстве, масонски-эзотерических заморочках и, да, «бывшем» социальном происхождении этих людей. Я и онтологического, казалось бы, отщепенца Мандельштама не воспринимаю как совсем уж отщепенца: его волновали проблемы советского кинематографа, вопросы постановки переводческого дела в Советском Союзе... Вглядываясь в двадцатые, я, наоборот, везде вижу возможности, множество новых путей, уже обретённых или только искомых, бурное культурное и социальное цветение, сто благоуханных цветов и over 9,000 сорных трав. Многому из этого очень скоро предстоит быть затоптанным/перекрытым. Но тогда никто ещё не знает, чему именно суждено развиться, а чему — нет. Время возможностей. Время вариативного будущего.

И — сладчайшая культура. Русская культура.

Сегодня утром у меня аккомпанементом к кофе и Эйхенбауму шла бакинская пахлава :) И я не сказал бы, чтобы вкус текста и вкус пахлавы как-то дисгармонировали :)))

May. 18th, 2012

Das bin ich

Немного говнолирики

Резидуальный мой марксистско-ленинский догматизм говорит: братан, брателло, это демократическая революция. Это есть та фаза в революционном развитии роSSии, которую ты столько предсказывал, о необъодимости которой столько говорил, на которую столько мастурбировал.

Резидуальный мой марксистско-ленинский догматизм сам себе возражает: ну ты, bro, и загнул! Демократическая революция-шмемократическая революция. Этот пипл и не пытается, и помыслить (penser) себе не может наладить хоть минимальные связи с широкими массами трудящихся, хоть в малейшей степени узнать, чего они хотят, что им нужно. Хотя бы цинически в качестве пушечного мяса их использовать.

Активисты французского Горячего Мая ходили от двери к простонародной двери с блокнотиками, устраивали «анкет», кропотливо выясняли-записывали нужды увриеров и прочих пейзан.

А эти, к р е а т и в н ы е?! Да по сравнению с ними сэр султан Мухаммад-шах, Ага-хан III, и Магомет Али Джинна в дни индийской борьбы за независимость предстанут просто ультралеваками какими-то, загибщиками.

НЪтЪ, возражает сам себе мой резидуальный марксистско-ленинский догматизм, не демократическая это никакая революция, а обманка или, в лучшем случае, попытка с негодными средствами.

Чувство Долга™ ест меня: позорник ты, чмошник, дядеёб, бля, уёбище! Ты — русский, и ты должен быть со своим народом. Ты — энтеллектюэль, и ты должен быть ангаже.

Ratio отвечает: ога, и маршировать бок о бок с такими кентами, как один недавний твой собутыльник, чьё политическое кредо сводится к: «Я — русский, я ненавижу хачей и их засилье в России, и именно потому я не пропускаю ни одного митинга протеста!!!» =(((

И прибавляет: у этих к р е а т и в н ы х пассажиров за душой нет ничего вообще. Ни намёка на намётку положительной программы. По сравнению с э т и м украинская «оранжевая революция» была образцом последовательности и идеологической ригористичности даже.

Русофоб во мне подаёт свою гаденькую реплику: это ж говнорашка, чего ты хочешь?! А маоист присовокупляет: ...после стольких-то десятилетий трамбования хрущёвско-брежневским катком всего разумного, доброго и креативного на этой земле???!!!

Мой внутренний патриот, почвенник даже, возражает: это великая страна с великой культурой и хорошими, годными традициями политического мышления, теоретической практики. В России можно и нужно ждать чего-то больше, чего-то сверх. И маоист снова вмешивается: это, йопт, страна как минимум Февральской революции. Не говоря уже об Октябрьской и ленинско-сталинском СССР.

Сердце... сердце молчит. Однако что-то эдакое в воздухе, «какое-то лёгкое пламя», чувствуется. Я хожу весь лирически-взъерошенный и, подобно тому, как все слушают Цоя, точно так же и я слушаю Jefferson Airplane. С той, конечно, разницей, что Пол Кэнтнер и Грейс были куда более крутыми вокалистами, те же Пол, Грейс и Йорма Кауконен — куда более крутыми поэтами-песельниками, чем Главный Коммерческий Конкурент Иосифа Кобзона В Хит-Парадах Республики Корея, а гитаризм Йормы и Ю. Каспаряна и сравнивать смешно.

Apr. 7th, 2012

Das bin ich

(no subject)

Внутренний демон




Чем очаровываете людей вы? via номад

Apr. 6th, 2012

Das bin ich

Моё внутреннее FM

Душа жаждет психоделии, психоделии и только психоделии. Ну, лейлý-то, конечно, кислотным роком sensu stricto не назовёшь, но — тоже ведь шестидесятые, а кроме того, при её записи, как свидетельствуют современники, даже звукорежиссёры были обдолбаны в хлам, что создаёт сейчас проблемы при ремастеринге сего шедевра.

А так — весь леди-джентльменский набор: Мертвецы, Country Joe & The Fish, Джефферсоны и далее по списку, вплоть до раритетов: Bakerloo, The Finchley Boys, N.S.U., C.K. Strong...

Заброшен кул-джаз, забито с прибором на дхрупад, пылятся в углу без применения хаяль, музыка барокко и келтика.

Зато Viola Lee Blues Мертвецов (только официальная студийная версия с альбома, йа сказал, блеать! Живые варианты разных лет, edited single version и прочее слушают либо дедхеды, либо дегенераты!!!) заслушана до дыр, до последнего джерриного гитарного флажолетика.

Незачем и упоминать, что наркотиков как не принимал, так и не принимаю.

Весна...

Apr. 5th, 2012

Das bin ich

Возможно, ипохондрия

С некоторых пор — где-то примерно с НГ или чуть позднее, — мне стало люто, бешено, зверски трудно считать.

До патологии. 11 + 8 я складываю на калькуляторе. А сейчас поймал себя на затруднении при вычитании трёх из восьми :(

Все остальные умственные скиллы, знание языков, умение быстро искать в книгах, прочее такое, кажется, на месте.

Интересно, предвестником какого жуткого нервного расстройства это является и сколько лет/месяцев/дней мне осталось до полного кретинизма???!!!
Tags:

Previous 10